Get Adobe Flash player

twitter1

Наталья ДОВГОДЬКО: «На лаврах почивать не собираюсь!»

Она вернулась из Лондона с золотой медалью, которую завоевала в составе четверки в академической гребле.
 
В интервью нашим корреспондентам Наталья рассказала о трудном пути к победе и о встрече с принцами.
 Наталья ДОВГОДЬКО: «На лаврах почивать не собираюсь!»
— Вы присоединились к трем девушкам — Екатерине Тарасенко, Анастасии Коженковой и Яне Дементьевой, которые уже давно выступают вместе. И первым вашим экзаменом на командность стал один из этапов Кубка мира. Вместе с вами четверке удалось его покорить...
— Вообще Кубок мира состоит из трех этапов. Первый проходил в Сербии, второй — в Швейцарии, третий — в Мюнхене. И в четверку я попала только на втором круге соревнований. Зато в Сербии я «гонялась» в двойке. Девушки победили на всех этапах — как без меня, так и с моим участием. Нам это удалось только благодаря незаурядному желанию стать лучше наших потенциальных соперниц немок, которые постоянно дышали нам в затылок. Особенно противостояние наших команд обострилось в Мюнхене, когда мы стали первыми в заезде, но проигрывали по времени, который они продемонстрировали на предыдущих Олимпийских играх в Пекине, на четыре секунды.
 
— В чем же была проблема?
— Главным образом в лодке. Постоянно донимала штанга, которая не давала полного ощущения лодки. Несмотря на то, что мы выкладывались по полной, нас подводил технический фактор. И перед отправкой в Германию мы понимали, что победить с таким дефектом нам не удастся. Но мы все же победили. Возможно, этому способствовало настроение нашей загребной Яны Дементьевой, которая перед стартом в Мюнхене сказала: «Мы не должны дать немкам ни одного шанса победить нас. Чтобы после приезда на Олимпиаду они уже проиграли нам морально. То есть «убивать» их нужно еще до олимпийского старта».
 
— Был при подготовке к Играм какой-то специальный план?
— Да, конечно. Каждая тренировка носила целенаправленный характер. Если вы откроете план подготовки к Лондону и спросите, что девушки отрабатывали в такой-то день и зачем это было нужно, сразу увидите, на что было потрачено время и как это повлияло на общий результат. То есть вся подготовка была продумана талантливо и до мелочей.
 
— Значит, вы как раз вписались в их схему?
— Можно сказать и так, ведь я тренировалась в женской двойке у тех же наставников, которые готовят четверку. То есть наши тренеры знали, кого выбирали четвертой. Тем более к соревнованиям в Лондоне была подготовлена команда из пятнадцати участников, из которых и формировали основное ядро — шесть человек (четверку и двойку).
 
— Как-то по телевидению показали условия, в которых готовились наши легкоатлеты к участию в Играх. На какой базе тренировались к Олимпиаде вы?
— В этом году мы провели четыре сбора в Азербайджане. Ведь результат академистов зависит от количества тренировок, проведенных на воде. А в Украине есть только открытые водоемы, которые зимой покрываются льдом. Зато в Азербайджане мы могли тренироваться в зимний период, когда это невозможно сделать дома. Готовимся в основном в Днепропетровске. Но я киевлянка, к тому же учусь в столичном КПИ. Поэтому мне нужно определенное время проводить и в столице. Моя родная база — «Зенит» на Трухановом острове, где я тренировалась почти десять лет подряд. А если постоянно нахожусь в Киеве, то работаю на базе ЦСК (водно-гребная база ЦСК ВС Украины. — Прим. авт.), которая также расположена на острове. Но там, как ни странно, не всем хватает места. В частности, зал, где мы тренируемся, арендуют другие спортсмены, постоянно набивается полное помещение людей. Поэтому зачастую приходится стоять в очереди к тренажеру, на котором мне, к примеру, сегодня нужно заниматься. И я не буду выгонять детей из зала...
Конечно, хотелось бы, чтобы спорт-смены, которые отправляются на престижные международные соревнования, тренировались в большем зале, где стояли бы еще несколько тренажеров, чтобы не собиралась толпа и не выстраивалась очередь к
снарядам.
 
— То есть, в отличие от легкоатлетов, которые тренировались и жили на сборах в тяжелых условиях, и пловцов, которые выступали в рваных костюмах, у вас замечаний не было?
— На техническую сторону никаких. Хотя с пошивом костюмов тоже были определенные задержки. Их все-таки выдали в последний момент — и вопрос был снят.
 
— Олимпийское золото уже в вашем кармане. Что собираетесь делать дальше?
— Больше олимпийского золота может быть только второе олимпийское золото, за которое еще необходимо побороться. Тем более мне всего 21, соответственно, по возрасту я могу участвовать как минимум в трех Играх. Поэтому я себе ставлю цель не почивать на лаврах, а подтверждать статус чемпионки в дальнейшем.
 
— Академическая гребля — дорогой вид спорта?
— Дорого стоит только спортивный инвентарь. Главное — к нам могут приходить заниматься дети, которым интересен этот вид. А что касается профессионального уровня, то в этом плане ощущается поддержка со стороны государства. Именно перед Олимпиадой нам закупили лодки, оборудованные по последнему слову техники. Они были специально разработаны под лондонскую погоду, известную своим непостоянством. В разработке учитывалась и специфика воды, ее температура, а также направление ветра, который влияет на гребца. Тем более в Лондоне слишком неудобная роза ветров, а на дистанции в 2 км, которую проходит четверка, может подуть любой ветер, боковой или встречный — он отбирает время. Поэтому мы не сомневались, что лодка нас не подведет. «Одиночка», в которой я выступала до этого, — от 12 тысяч евро, в зависимости от модификации. Можно купить и за 19 тысяч. «Четверка» — около 30 тысяч евро.
 
— Какая атмосфера царила в олимпийской деревне?
— Мы жили не со всеми спортсменами, а вместе с другими гребцами в Итонском колледже, недалеко от водоема, на котором и соревновались. А олимпийский городок расположен в полутора часах езды автобусом до гребного канала, поэтому нас разместили поближе к месту состязаний. И как там жили другие спортсмены, мы не знаем. Хоть, приезжая в основной городок, сразу чувствовали, что атмосфера здесь напряженная: сотни людей из разных стран мира заставляют напрячься и не дают возможности морально отдохнуть между стартами. Зато на базе мы чувствовали себя частью одной большой семьи.
 
— А Лондон видели?
Только после открытия, когда всей командой выехали в город посмотреть основные достопримечательности столицы и купить сувениры. В конце все свободное время потратили на магазины. Кстати, в Великобритании академическая гребля — очень популярный вид спорта. И это мы почувствовали на следующий после победы день, когда в сувенирном магазине нас узнали и окружили местные жители с просьбами сфотографироваться вместе с ними. В течение сорока минут мы только позировали с медалями в руках и улыбались в фотокамеры. Но Лондона фактически не видели. Однако встретили двух британских принцев. Мы как раз выбежали с базы на утреннюю пробежку, а они шли нам на встречу. Бежали и засмотрелись — не каждый день увидишь таких людей и без охраны. Они улыбнулись нам, наверное, мы показались им смешными. А Дементьева еще развернулась и сказала: «На удачу».
 
— После возвращения с Игр вы рассказывали, что в Лондоне на победу вашей четверки местные жители даже делали ставки. Как вы к этому отнеслись?
— Честно говоря, это приятно. Я слышала, что букмекеры ставили на нас один к семи, но впервые почувствовала это на допинг-контроле. Женщина, которая заполняла бланк, сразу узнала меня и спросила: «А вы девушка из украинской четверки? Так вы непременно победите, ведь я на вас поставила». Я улыбнулась и сказала: «Наверное, по крайней мере постараемся». Одновременно замечаю, что у нее изменилось выражение лица. «Как постараемся? Я на вас поставила, вы обязательно должны быть первыми на финише!». Честно говоря, я не знала что ответить, ведь сама не знала, как сложится заезд и победим ли мы. Ведь спорт — дело непредсказуемое.
 
— А в финале у вас была уверенность, что победите, в конце концов, переживали ли вы о женщине, которая поставила на вас деньги?
— Единственное, в чем мы были уверены, в том, что настроены на победу. Тем более немки также хотели вырвать ее: в полуфинальном заезде они даже опередили нас по времени. Соответственно, в финале мы настроились выложиться по полной и «привезли» им на финише 2,19 секунды. В следующий раз встретимся с ними на чемпионате Европы в середине сентября.
 
— Вам не кажется странным в год проведения Олимпийских игр проводить еще такие же, только более низкого статуса, соревнования? Ведь все уже психологически истощены.
— Да нет, это вполне нормально. До нас девушки также ездили и побеждали. Я тоже хочу стать чемпионкой Европы. У меня нет еще этого титула.
 
— Значит, шанс дожить до Рио есть?
— Как получится. Год назад я даже не мечтала, что попаду в команду, потом не мечтала о Кубке мира, а тем более о золоте Лондона.
 
— Вы хотите сказать, что не были уверены в своих силах, учитывая результаты, продемонстрированные в предыдущих сезонах?
— Все команды настраиваются на промежуточные соревнования. Возможно, кто-то готовит себя специально к Играм и не выкладывается на Кубке мира.Например, взять мужскую хорватскую четверку, которая одним составом гоняется почти три года, они-то и выиграли все этапы мирового первенства этого года. Но в Лондоне их опередили немцы, которые постоянно показывали второй-третий результат. Говорят, что хорваты перегорели. Не знаю, возможно.
 
— Хорваты гребут таким составом три года, вы — более двух месяцев. То есть за три года вы начнете надоедать друг другу?
— Возможно. Но очень хочется сохранить такой дружный коллектив.
 
Беседовали Константин НИКОЛАЕВ
и Максим ХОРОШУНОВ
"Вечерние Вести"
Понравилась статья? Поделись ей с другими:

Последние новости

Яндекс.Метрика